Главная
Блоги
  Войти
Регистрация
     


Психология жизни

Последние 7, 30 поступлений.
Как полюбить себя и обрести успех в жизни
Вернись я все прощу
Переизбыток полезности
Как перестать есть на эмоциях?
Шесть причин слабости
Как увеличить пространство интерьера
Как создать мощный поток клиентов
 Дневник мудрых мыслей  Общество успешных  Страница исполнения желаний  Анекдоты без цензуры  Генератор Позитива
Партнеры проекта
 







Партнеры проекта
Психологическая литература > Ночной дозор

Ночной дозор

Глава 7.         [версия для печати]

Вначале я узнал машину. Потом - вышедшего из нее Дикаря. Накатила тоска, тяжелая, беспросветная. Это был мужчина, спасший меня, когда в облике Ольги я бежал из “Магараджи”.

Должен я был догадаться? Наверное, будь больше опыта, больше времени, больше хладнокровия. Женщина, что ехала с ним, всего-то - посмотреть ее ауру, Светлана ведь описала ее очень подробно. Я мог узнать женщину, а значит - и Дикаря. Мог закончить все еще в машине. Вот только - как закончить? Я нырнул в сумрак, когда Дикарь посмотрел и мою сторону. Кажется, это сработало, он двинулся дальше, к подъезду, в котором я когда-то сидел у мусоропровода и мрачно беседовал с белой совой.

Дикарь шел убивать Егора. Все, как я и думал. Все, как рассчитывал Завулон. Капкан был передо мной, туго растянутая пружина начинала сжиматься. Оставалось сделать шаг и порадовать Дневной Дозор успешным завершением операции. Где же ты сам, Завулон?

Сумрак давал мне время. Дикарь все шел и шел к дому, неторопливо переставляя ноги, а я озирался, выискивал вокруг Тьму. Хотя бы след, хотя бы дыхание, хотя бы тень...

Напряжение магии вокруг было чудовищное. Здесь сходились нити реальностей, рвущихся в будущее. Перекресток ста дорог, точка, в которой мир решает, куда он пойдет. Не из-за меня, не из-за Дикаря, не из-за мальчика. Все мы - часть капкана. Все мы статисты, одному ведено сказать “кушать подано”, другому - изобразить падение, третьему - с гордо поднятой головой ступить на эшафот. Вторично эта точка Москвы становилась ареной незримой битвы. Но я не видел Иных - ни Темных, ни Светлых. Только Дикарь, но он даже сейчас не воспринимался Иным, лишь на груди его искрился сгусток Силы. Вначале я подумал, что вижу сердце. Потом понял, что это оружие, то самое, которым он убивает Темных.

Да что же такое, Завулон? Меня охватила обида, нелепая обида. Я пришел! Я ступаю в твою ловушку, смотри, нога уже занесена, сейчас все произойдет, где же ты?

Или Темный маг прятался так искусно, что мне не по силам было его обнаружить, или его здесь вообще не было!

Я проигрывал. Проигрывал еще до развязки, потому что не мог понять замысел врага. Здесь должна быть засада. Темным ведь надо уничтожить Дикаря, едва тот убьет Егора. Как убьет?

Ведь я уже здесь. Я объясню ему все происходящее, расскажу о Дозорах, которые следят друг за другом, о Договоре, что заставляет нас хранить нейтралитет, о людях и Иных, о мире и сумраке. Расскажу ему все, как рассказывал Светлане, и он поймет. Поймет ли?

Если он и и самом деле не умеет видеть Свет! Мир для него - серая безмозглая овечья отара. Темные - волки, что кружат вокруг, выхватывая барашков пожирнее. А он сам - сторожевой пес. Не способный увидеть пастухов, ослепленный страхом и яростью, кидающийся из стороны в сторону, один против всех.

Он не поверит, не позволит себе поверить. Я бросился вперед, к Дикарю. Дверь подъезда уже была открыта, и Дикарь говорил с Егором. Почему он вышел так поздно, в ночь, этот глупый пацан, уже прекрасно знающий, какие силы правят нашим миром? Неужели Дикарь способен подманивать свои жертвы?

Говорить бесполезно. Напасть из сумрака. Скрутить. И только потом объяснять!

Сумрак взвизгнул на тысячу раненых голосов, когда на бегу я врезался в невидимый барьер. В трех шагах от Дикаря, уже занося руку для удара, я ударился о прозрачную стену, распластался на ней и медленно сполз на землю, тряся звенящей головой.

Плохо. Ой как плохо! Он не понимает сути Силы. Он маг-самоучка, он психопат от Добра. Но когда идет на дело - закрывается магическим барьером. Непроизвольно, но мне от этого не легче.

Дикарь что-то сказал Егору. И вытащил руку из-за отворота пиджака.

Деревянный кинжал. Что-то я слышал про эту магию, одновременно наивную и могучую, но сейчас не время вспоминать.

Я выскользнул из своей тени, вошел в человеческий мир и прыгнул на Дикаря со спины.

***

Максима сбили с ног, когда он занес кинжал. Мир вокруг уже окрасился серым, движения мальчишки стали замедленными, он видел, как неторопливо опускаются ресницы, в последний раз перед тем, как широко распахнуться от боли. Ночь превратилась в сумрачный подиум, где он привык вершить суд и выносить приговор, который ничто не могло остановить.

Его остановили. Сбили, швырнули на асфальт. В последний миг Максим успел подставить руку, перекатился, вскочил.

На сцене появился третий персонаж. Как Максим его не заметил? Как тот подкрался к нему, занятому важной работой, всегда огражденному от зрителей и лишних участников самой Светлой в мире силой, что вела его в бой?

Мужчина - молодой, чуть младше Максима, пожалуй. В джинсах, свитере, с сумкой через плечо - сейчас он небрежно ее сбросил, шевельнув плечом. С пистолетом в руке! Как нехорошо.

- Остановись, - сказал мужчина, словно Максим собирался куда-то бежать. - Выслушай меня.

Случайный прохожий, принявший его за банального маньяка? А пистолет, а та ловкость, с которой он подкрался незамеченным? Спецназовец в штатском? Такой стрелял бы или добил, не дал подняться с земли.

Максим вгляделся в незнакомца, обмирая от страшной догадки. Если это еще один Темный, ему никогда не доводилось сталкиваться сразу с двумя. Тьмы не было. Вот не было, и все, вовсе!

- Кто ты? - спросил Максим, почти забывая о мальчишке-маге. Тот медленно отступал к неожиданному спасителю.

- Дозорный. Антон Городецкий, Ночной Дозор. Выслушай меня.

Свободной рукой Антон поймал пацана и задвинул за спину. Намек был вполне прозрачен.

- Ночной Дозор? - Максим все пытался уловить в незнакомце дыхание Тьмы. Не находил, и это пугало еще больше. - Ты из Тьмы?

***

Он ничего не понимал. Пытался зондировать меня: я чувствовал этот свирепый, неукротимый и в то же время неумелый поиск. Даже не знаю, возможно ли было закрыться. В этом человеке, или Ином, тут годились оба понятия, чувствовалась какая-то первобытная сила, безумный, фанатичный напор. Я и не закрывался.

- Ночной Дозор? Ты из Тьмы?

- Нет. Как тебя зовут?

- Максим, - Дикарь медленно подходил ближе. Вглядывался, будто чувствовал, что мы уже встречались, вот только я имел другой облик. - Кто ты?

- Работник Ночного Дозора. Я все объясню, выслушай меня. Ты - Светлый маг. Лицо Максима дрогнуло, окаменело. - Ты убиваешь Темных. Я знаю это. Сегодня утром ты убил женщину-оборотня. Вечером, в ресторане, прикончил Темного мага.

- Ты тоже?

Может быть, мне показалось. Может быть, в его голосе и вправду дрогнула надежда. Я демонстративно засунул пистолет в кобуру.

- Я Светлый маг. Не очень сильный, правда. Один из сотен в Москве. Нас много, Максим.

У него даже глаза расширились, и я понял, что попал в цель. Он не был безумцем, вообразившим себя Суперменом и гордящимся этим. Наверное, ничего он так сильно не хотел в жизни, как встретить соратника.

- Максим, мы не заметили тебя вовремя, - сказал я. Неужели удастся решить все миром, без кровопролития, без безумной схватки двух белых магов? - Это наша вина. Ты принялся воевать в одиночку, ты наломал дров. Максим, все еще исправимо. Ты ведь не знал о Договоре?

Он не слушал меня, ему плевать было на неведомый Договор. То, что он не один, было для него главным.

- Вы боретесь с Тьмой?

- Да.

- Вас много?

- Да.

Максим опять посмотрел на меня, и вновь пронизывающее дыхание сумрака сверкнуло в его глазах. Он пытался увидеть ложь, увидеть Тьму, увидеть злобу и ненависть - то, что только и дано было ему видеть, - Ты ведь не Темный, - почти жалобно сказал он. - Я вижу. Я не ошибался, никогда!

- Я дозорный, - повторил я. Оглянулся - никого. Что-то отпугивало людей. Наверное, это тоже было частью способностей Дикаря. - Этот мальчик...

- Тоже Иной, - быстро ответил я. - Еще не определившийся, либо он станет Светлым, либо...

Максим покачал головой:

- Он Темный.

Я взглянул на Егора. Мальчишка медленно поднял глаза.

- Нет, - сказал я.

Аура была видна отчетливо - яркая чистая радуга, переливающаяся, обычная для совсем маленьких детей, но не для подростков. Своя судьба, несформированное будущее.

- Темный, - Максим покачал головой. - Ты не видишь? Я не ошибаюсь, никогда. Ты остановил меня и не дал уничтожить посланника Тьмы.

Наверное, он не врал. Ему дано немногое - зато в полной мере. Максим умеет видеть Тьму, выискивать самые крошечные ее пятна в чужих душах. Более того, как раз такую, зарождающуюся Тьму он видит лучше всего.

- Мы не убиваем всех Темных подряд.

- Почему?

- У нас перемирие, Максим.

- Как может быть перемирие с Тьмой?

Меня пробил озноб: в его голосе не было ни тени сомнения.

- Любая война хуже мира.

- Только не эта, - Максим поднял руку с кинжалом. - Видишь? Это подарок моего друга. Он погиб, и, может быть, - из-за таких, как этот мальчик. Тьма коварна!

- Ты мне это говоришь?

- Конечно. Может быть, ты и Светлый, - его лицо скривилось в горькой усмешке. - Только тогда Свет ваш давно потускнел. Нет прощения Злу. Нет перемирия с Тьмой.

- Нет прощения Злу? - теперь и я был зол. И еще как. - Когда ты заколол в туалете Темного мага, почему бы тебе было не остаться еще на десять минут? Не посмотреть, как будут кричать его дети, как будет плакать жена? Они - не Темные, Максим! Они обычные люди, у которых нет наших сил! Ты выхватил из-под пуль девушку...

Он вздрогнул, но лицо его все равно не утратило каменного спокойствия.

- Молодец! А то, что ее готовы были убить из-за тебя, из-за твоего преступления? Этого ты не знаешь?

- Это война!

- Ты сам породил свою войну, - прошептал я. - Ты сам ребенок, со своим детским кинжалом. Лес рубят - щепки летят, да? Все дозволено в великой борьбе за Свет?

- Я борюсь не за Свет, - он тоже понизил голос. - Не за Свет, а против Тьмы. Но это все, что Мне дано. Понимаешь? И не думай, для меня это не лес, и не щепки. Я не просил этой силы, я не мечтал о ней. Но если уж она пришла, я не могу иначе.

Да кто же его упустил?

Почему мы не нашли Максима сразу, как только он стал Иным?

Из него вышел бы прекрасный оперативник. После долгих споров и объяснений. После месяцев обучения, после годов тренировок, после срывов, ошибок, запоев, попыток покончить с собой. В конце концов, когда не сердцем, ибо это ему не дано, а своим холодным, бескомпромиссным разумом он понял бы правила противостояния. Законы, по которым Свет и Тьма ведут войну, законы, по которым нам приходится отворачиваться от оборотней, преследующих жертву, и убивать своих, не сумевших отвернуться.

Вот он стоит передо мной, Светлый маг, за несколько лет уложивший больше Темных, чем оперативник со столетним стажем работы. Одинокий, затравленный. Умеющий ненавидеть и не способный любить.

Я повернулся, взял Егора за плечи, тот так и стоял, тихо, не высовываясь, напряженно слушая наш спор. Вытолкнул вперед, перед собой. Сказал:

- Он Темный маг? Наверное. Я боюсь, что ты прав. Пройдет несколько лет, и этот мальчик ощутит свои возможности. Он будет идти по жизни, а вокруг него поползет Тьма. С каждым шагом ему будет все легче и легче жить. Каждый его шаг оплатит чужая боль. Помнишь сказку про Русалочку? Ведьма дала ей ноги, она шла, а в ступни словно вонзались раскаленные ножи. Так это про нас, Максим! Мы всегда идем по ножам, и к этому не привыкнуть. Только Андерсен не все рассказы. Ведьма могла сделать и по-другому. Русалочка идет, а ножи колют других. Это - путь Тьмы.

- Моя боль со мной, - сказал Максим. И безумная надежда, что он способен понять, вновь коснулась меня. - Но это не должно, не вправе ничего менять.

- Ты готов его убить? - я качнул головой, показывая на Егора. - Максим, скажи? Я работник Дозора, я знаю грань между Добром и Злом. Даже убивая Темных, ты можешь плодить Зло. Скажи - ты готов убить?

Он не колебался. Кивнул, посмотрел мне в глаза - умиротворенно, радостно.

- Да. Не только готов, я никогда не отпускал порождения Тьмы. Не отпущу и сейчас. Невидимый капкан щелкнул.

Я не удивился бы, увидев сейчас рядом Завулона. Вынырнувшего из сумрака и одобрительно похлопывающего Максима по плечу. Или насмешливо улыбнувшегося мне.

А в следующий миг я понял, что Завулона здесь нет. Нет и не было.

Поставленный капкан не нуждается в наблюдении. Он сработает и сам. Я попался, причем у любого работника Дневного Дозора есть на этот момент безупречное алиби.

Либо я позволяю Максиму убить мальчика, который станет Темным магом. И превращаюсь в пособника, со всеми вытекающими последствиями.

Либо я вступаю в схватку. Уничтожаю Дикаря - все-таки наши силы несравнимы. Своей собственной рукой ликвидирую единственного свидетеля, и, мало того, убиваю Светлого мага.

Максим ведь не отступит. Это его война, его маленькая голгофа, на которую он себя тащил несколько лет. Либо он победит, либо погибнет. И зачем Завулону самому лезть в схватку? Он все сделал правильно. Вычистил ряды Темных от балласта, подставил меня, нагнал напряжение, даже “изобразил движение”, постреляв мимо. Вынудил меня кинуться навстречу Дикарю. А сейчас Завулон далеко. Может быть, и не в Москве. Возможно, что он наблюдает за происходящим: существует достаточно и технических, и магических средств, позволяющих это. Наблюдает - и смеется.

Я влип.

Что бы я ни совершил, меня ждет сумрак. Злу вовсе не обязательно уничтожать Добро своими руками. Куда как проще позволить Добру самому вцепиться в себя.

И единственный шанс, который у меня еще оставался, был исчезающе крошечным и чудовищно полным. Не успеть.

Позволить Максиму убить мальчишку, да нет, не позволить, просто не суметь помешать. После этого он успокоится. После этого он пойдет со мной в штаб Ночного Дозора, выслушает, поспорит, стихнет, задавленный железными аргументами и беспощадной логикой шефа, поймет, что совершил, сколь хрупкое равновесие нарушил. И сам отдастся Трибуналу, где у него есть пусть исчезающе маленький, но все-таки есть шанс быть оправданным.

Я ведь не оперативник. Я сделал все, что мог. Даже сумел понять игру Тьмы, комбинацию, придуманную кем-то неизмеримо более мудрым. Мне просто не хватило сил, времени, реакции. Максим взмахнул рукой с кинжалом. Время вдруг стало тягучим и медленным, будто я вошел в сумрак. Вот только краски не поблекли, даже ярче стали, и сам я двигался в том же ленивом кисельном потоке. Деревянный кинжал скользил к груди Егора, меняясь, то ли обретая металлический блеск, то ли окутываясь серым пламенем; лицо Максима было сосредоточенным, лишь закушенная губа выдавала напряжение, а мальчишка вообще ничего не успел понять, даже не пытался отстраниться.

Я откинул Егора в сторону - мышцы не повиновались, им не хотелось совершать столь нелепое и самоубийственное движение. Для него, маленького Темного мага, взмах кинжала был смертью. Для меня - жизнью. Всегда ведь так было, есть и будет Что для Темного жизнь - для Светлого смерть, и наоборот. Не мне менять... Я успел.

Егор упал, влетев головой в дверь подъезда, плавно осел - я толкнул слишком сильно, мне важно было спасти, а не беспокоиться об ушибах. Во взгляде Максима мелькнула почти детская обида. И все-таки он еще способен был разговаривать:

- Он враг!

- Он ничего не совершил!

- Ты защищаешь Тьму.

Максим не спорил с тем, кто я, Темный или Светлый. Он все-таки умел это видеть.

Просто он сам был белее белого. И перед ним никогда не стояло альтернативы - кто должен жить, а кто умереть.

Взмах кинжала - уже не на мальчишку нацеленного, а метящего в меня. Я уклонился, нашел взглядом тень, потянул - та послушно метнулась навстречу.

Мир посерел, звуки стихли, движения замедлились. Ворочающийся Егор стал совсем неподвижен, машины неуверенно ползли по улице, рывками проворачивая колеса, ветви деревьев забыли о ветре. Только Максим не замедлился.

Он шел вслед за мной, сам того не понимая. Соскользнул в сумрак с той же непринужденностью, с которой человек ступает с дороги на обочину. Сейчас ему было все равно: он черпал силы в своей убежденности, в своей ненависти, светлой-пресветлой ненависти, в злобе белого цвета. Он даже не палач Темных. Он инквизитор. Куда более грозный, чем вся наша Инквизиция.

Я вскинул руки, растопыривая пальцы в знаке Силы, простом и безотказном, ах, как смеются молодые Иные когда им впервые показывают этот прием: “пальцы веером”. Максим даже не остановился - его чуть шатнуло, он упрямо склонил голову и снова пошел на меня. Уже начиная понимать, я отступал, лихорадочно вспоминая магический арсенал. Агапэ - знак любви, он не верит в любовь. Тройной ключ - порождающий веру и понимание, он не верит мне.

Опиум - сиреневый символ, дорога сна, я почувствовал, как смежаются мои собственные веки.

Вот как он побеждает Темных. Его неистовая вера, замешанная на скрытых способностях Иного, работает, словно зеркало. Возвращает нанесенный удар. Подтягивает до уровня противника. А вместе со способностью видеть Тьму и дурацким магическим кинжалом почти дарует неуязвимость.

Нет, конечно, все ему не отразить. Удары возвращаются не сразу. Знак Танатоса или белый меч скорее всего сработают.

Вот только убив его, я убью и себя. Отправлю единственной дорогой, что всем нам суждена: в сумрак. В тусклые сны, в бесцветные наваждения, в вечный мглистый холод. Мне не хватит сил признать его врагом, тем врагом, каким он так легко счел меня.

Мы кружили друг против друга, иногда Максим делал выпады - неумелые, он толком и не сражался никогда, он привык убивать свои жертвы быстро и легко. И где-то далеко-далеко я слышал насмешливый смех Завулона. Мягкий, вкрадчивый голос:

"Решил сыграть против Тьмы? Играй. Тебе дано все. Враги, друзья, любовь и ненависть. Выбирай свое оружие. Любое. Ты ведь все равно знаешь итог. Теперь - знаешь”.

Может быть, я сам придумал этот голос. А может быть, он и вправду звучал.

- Ты же и себя убиваешь! - крикнул я. Кобура колотила по телу, словно напрашиваясь, предлагая выхватить пистолет и послать в Максима рой маленьких серебряных ос. С той же легкостью, как в сторону собственного тезки.

Он не слышал - ему это было не дано. Света, ты так хотела узнать, где наши барьеры, где граница, на которой мы должны остановиться, сражаясь с Тьмой. Почему тебя нет сейчас здесь - ты бы увидела и поняла.

Только нет никого вокруг, ни Темных, которые вдоволь насладились бы дуэлью, ни Светлых, что могли бы помочь, навалиться, (крутить Максима, прервать наш смертельный сумеречный танец. Только неуклюже поднимающийся мальчишка, будущий Темный маг, и неумолимый палач с окаменевшим лицом - непрошеный паладин Света. Причинивший зла не меньше, чем дюжина оборотней или вампиров.

Я сгреб холодный туман, струящийся сквозь пальцы. Позволил ему всосаться в пальцы. И влил чуть больше Силы в правую руку.

Белый огненный клинок вырос из ладони. Сумрак шипел, сгорая. Я поднял белый меч, простое и безотказное оружие. Максим замер.

- Добро, Зло, - какая-то новая, кривая ухмылка появилась на моем лице. - Иди ко мне. Иди, и я убью тебя. Ты можешь быть трижды Светлым, но суть-то не в этом.

На другого это подействовало бы. Наверняка. Я представляю, что это такое: впервые увидеть возникающий из ничего огненный клинок. А Максим пошел ко мне.

Он так и прошел разделявшие нас пять шагов. Спокойно, не хмурясь, не глядя на белый меч. А я стоял, все повторяя про себя то, что так легко и уверенно выпалил вслух.

Потом деревянный кинжал вошел мне под ребра. Далеко-далеко, в своем логове, глава Дневного Дозора Завулон зашелся в смехе.

Я рухнул на колени, потом - навзничь. Прижал ладонь к груди. Было больно, пока только больно. Сумрак возмущенно взвизгнул, почувствован живую кровь, и стал расступаться. Как обидно-то!

Или это и есть мой единственный выход? Умереть? Светлане некого будет спасать. Она пройдет свой путь, долгий и великий, хотя и ей однажды предстоит войти в сумрак навсегда.

Гесер, может быть, ты это знал? На это и надеялся? Мир обрел краски. Темные, ночные краски. Сумрак недовольно выплюнул меня, отверг. Я полусидел-полулежал, зажимая кровоточащую рану.

- Почему ты еще жив? - спросил Максим.

Снова была обида в его голосе, он разве что губы не надул. Мне захотелось улыбнуться, но боль мешала. Он поглядел на кинжал и неуверенно занес его снова В следующий миг Егор оказался рядом. Встал, заслоняя меня от Максима. Вот тут боль не помешала мне засмеяться.

Будущий Темный маг спасал одного Светлого от другого!

- Я жив, потому что твое оружие лишь против Тьмы, - сказал я. В груди нехорошо булькало. Кинжал не достал до сердца, но разорвал легкое. - Не знаю, кто тебе его дал. Но это оружие Тьмы. Против меня оно - не более, чем щепка, хоть и это больно.

- Ты Светлый, - сказал Максим.

- Да.

- Он Темный, - кинжал неторопливо нацелился на Егора.

Я кивнул. Попытался оттащить мальчишку в сторону; тот упрямо мотнул головой и остался стоять.

- Почему? - спросил Максим. - Ну почему, а? Ты Светлый, он Темный...

Впервые за нее время и он улыбнулся, пускай и невесело:

- А кто тогда я? Скажи?

- Полагаю - будущий Инквизитор, - раздалось из-за моей спины. - Почти уверен в этом. Талантливый, беспощадный, неподкупный Инквизитор.

Я скосил глаза и сказал:

- Добрый вечер, Гесер.

Шеф участливо кивнул мне. Светлана стояла за его спиной, лицо у нее было белее мела.

- Ты потерпишь минут пять? - спросил шеф. - Потом я займусь твоей царапиной.

- Конечно, потерплю, - согласился я.

Максим смотрел на шефа - остановившимися, полубезумными глазами.

- Полагаю, тебе не стоит бояться, - обращаясь к нему, произнес шеф. - Да, обычного браконьера Трибунал казнил бы. Слишком много на твоих руках темной Крови, а Трибунал обязан беречь равновесие. Но ты великолепен, Максим. Такими не разбрасываются. Ты станешь над нами, над Светом и Тьмой, и даже неважно будет, с какой стороны ты пришел. Только не обольщайся, это не власть. Это каторга. Брось кинжал!

Максим швырнул оружие на землю, словно оно жгло ему пальцы. Вот что такое настоящий маг. Не мне чета.

- Светлана, ты выдержала, - шеф посмотрел на девушку. - Что я могу сказать? Третий уровень, по самоконтролю и выдержке. Вне всяких сомнений.

Я оперся на Егора и попытался подняться. Мне очень хотелось пожать шефу руку. Он опять сыграл по своему. Использовал всех, кто подвернулся под руку. И обыграл-таки Завулона - как жалко, что тот не присутствует! Как бы я хотел увидеть его лицо, лицо демона, превратившего мой первый весенний день в бесконечный кошмар.

- Но... - Максим попытался что-то сказать, замолчал.

На него тоже свалилось слишком много событий. Мне вполне были понятны его чувства.

- Я был уверен, Антон, абсолютно уверен, что и ты, и Светлана справитесь, - мягко сказал шеф. - Самое страшное для волшебниц такой силы, какая дана ей, потеря самоконтроля. Потеря критериев в борьбе с Тьмой, излишняя поспешность или, наоборот, нерешительность. И этот этап обучения никак нельзя затягивать.

Светлана наконец-то сделала шаг мне навстречу Осторожно подхватила под руку. Взглянула на Гесера - и на миг ее лицо исказилось яростью.

- Не надо, - сказал я. - Света, не надо. Он ведь прав. Я сегодня это понял, впервые понял. Где граница в нашей борьбе. Не сердись. А это, - я отнял ладонь от груди, - всего лишь царапина. Мы же не люди, мы гораздо прочнее.

- Спасибо, Антон, - сказал шеф. Перевел взгляд на Егора:

- И тебе, малыш, спасибо. Очень неприятно, что ты встанешь по другую сторону баррикад. Но я был уверен, что за Антона ты все-таки вступишься.

Мальчик сделал было шаг к шефу, и я сжал его плечо. Вот только не надо, чтобы он чего-нибудь ляпнул! Он же не понимает всей сложности этой игры! Не понимает, что все, совершенное Гесером, - лишь ответный ход.

- Я об одном жалею, Гесер, - сказал я. - Только об одном. Что здесь нет Завулона. Что я не увидел его лица, когда вся игра провалилась.

Шеф ответил не сразу.

Наверное, ему было трудно это сказать. Вот только и я не рад был услышать.

- А Завулон здесь ни при чем, Антон. Ты уж извини. Но он, действительно, совсем ни при чем. Это полностью операция Ночного Дозора.
обращений к странице:6309

всего : 25
cтраницы : 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | Следующая »

Партнеры проекта
Другие сейчас читают это:
Партнеры проекта
Это интересно
Партнеры проекта
 
 
ГРЕХИ и СОЖАЛЕНИЯ ЕСТЬ МЕЧТА? ЦЕЛЬ? Я БЛАГОДАРЮ ДНЕВНИК МУДРОСТИ
  • Я бодрил в рот всех жителей БЕЗБ
  • Я наткнулся как то давно еще на сборники всякой жести вроде Лики смерти. На меня сильное впечатление произвели эти видео с изуродованными трупами и казнями и т....
  • Я люблю девушку.Готова посвятить ей всю жизнь.Конечно,она взаимна со мной,но я совсем не вхожу в ее планы на будущее.Мы еще подростки и это вполне нормально в н...
  • Сдать все экзамены на отлично. Да будет так. Аминь
  • хочу что бы Олег пригласил меня отдыхать вместе с ним в отпуск, и мы действительно там отдохнули замечательно, романтично, красиво издрово!!!
  • хочу любви.
  • Я благодарю Вселенную, Господа, всех людей вокруг за то, что я люблю! За то, что я люблю человека не за то, кто он есть, а за то, кто есть я, когда я рядом с ни...
  • Я благодарю Господа Бога за то, что он дал мне жизнь. Я благодарна своим родителям за то, что они меня вырастили, выучили, были и есть для меня лучшими помошник...
  • Я благодарю моего ангела-хранителя. спасибо, что спасаешь и учишь!!!
  • Просто - больно!...
  • когда чего-то хочешь добиться и всегда настроен на лучшее, то в жизни происходит облом, который угнетает и подавляет тебя.и больше нет сил......
  • Душа - это цветы, но не у каждого они расцветают....
  • КНИГИ НА ФОРУМЕ АНЕКДОТЫ ТРЕНИНГИ
  • Жизнь Васьки или "Врата познания"...
  • Курс начинающего волшебника...
  • Как дважды два Основы пикапа...
  • Эссе: 99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит, или Повесть о том, как я до жизни такой докатился...
  • Иллюзии...
  • 08.08.2020 3:28:50 как бросить пить пиво после работы?...
  • 16.07.2020 11:22:49 Лабиопластика в спб...
  • 16.07.2020 4:58:50 Клуб анонимных ЛЕНТЯЕВ (боремся с ленью)...
  • Андрей Юрьевич> Пользователь покинул канал #zloba - Автоматически
    Олег: уха-ха-ха!! Я кикнул ДРОНА!!!!
    Олег: ЙА ПОВЕЛИТЕЛЬ ДРОНОВ!!
    Олег: ЙА ИХ КИКАЮ! ))))
    Олег: ЙА мастер !!!
    Елена В: Олег ...
    читать все анекдоты
    Партнеры проекта
    Подписка
     Дневник мудрых мыслей  Общество успешных  Страница исполнения желаний  Анекдоты без цензуры  Генератор Позитива
    PSYLIVE - Психология жизни 2001 — 2017 © Все права защищены.
    Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной в сети PSYLIVE допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на PSYLIVE.RU.
    Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), только по письменному разрешению редакции.
    Связь с редакцией | Реклама на проекте | Программирование сайта | RSS экспорт
    ONLINE: Техническая поддержка и реклама: ICQ 363302 Техническая поддержка 363302 , SKYPE: exteramedia, email: psyliveru@yandex.ru, VK: psylive_ru .
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика