Главная
Блоги
  Войти
Регистрация
 
Главная> Знакомство, созблазнение, любовь>Нетипичный секс (2 часть)

Нетипичный секс (2 часть)


Instagram: @alexandr__zubarev
Нетипичный секс (2 часть)
МАМЕНЬКИНЫ СЫНКИ

Не являются редкостью случаи эмоциональной и психосексуальной незрелости y взрослых мужчин. Можно даже сказать, что их число растет. Это связано со сложными механизмами семейной жизни (например, с отсутствием братьев и сестер, чрезмерной заботливостью матерей, бесцветностью отцов и их второстепенным положением в семье или психологическим устранением из семейной жизни), с усилением проявлений матриархата в нашей культуре, феминизацией просвещения, изменением в маскулинно-фемининных ролях и т.п. В повседневной жизни семьи такие сыновья освобождены от всяких работ и обязанностей, кроме учебы. Они привыкают к тому, что доминирующая в семье мать принимает за них многие решения, избавляет их от всяких проблем, буквально убирает камушки из под ног. Чрезмерно заботливая мать, часто агрессивная в любви, выступает в качестве наперсника, учителя, снабженца, советчика, импонируя своей предприимчивостью и разносторонностью. В семье она личность номер 1, а отец, являющийся ее тенью, пребывает на второстепенных ролях, не будучи в состоянии стать положительным примером, объектом для подражания. Эмоциональная зависимость сына от матери иногда может самым удивительным образом сказываться на психосексуальном развитии и в значительной мере способствовать нарушению его процесса.
В добрачных и семейных консультациях врач сталкивается с некоторыми типичными случаями психической незрелости мужчин, воспитанных в подобного рода семьях. При этом чаще всего наблюдаются следующие характерные явления:
ЗАПОЗДАВШАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ ИНИЦИАЦИЯ. Нерассеченная "психологическая пуповина", соединяющая мужчину с матерью, ее всепоглощающая любовь к сыну приводят к тому, что контакты с ровесниками бывают y него редкими и проходят под бдительным контролем родительницы. Она проводит тщательную селекцию и суровую аттестацию сверстников сына, неоднократно предостерегает от завязывания знакомств с женщинами. Ему рассказывают так называемые "подлинные истории из жизни" о том, как коварные женщины завлекают мужчин "в силки" и вынуждают - с помощью беременности - к браку. Мать развивает в сыне недоверчивость и страх перед женщинами, тем самым становясь для него "экспертом" в их оценке. Только она гарантирует ему ощущение безопасности в ходе контактов с загадочным противоположным полом. Неудивительно, что сексуальная инициация откладывается до момента обретения упомянутого ощущения, т.е.до признания партнерши матерью. А это порой затягивается на достаточно длительное время.
ГАМОФОБИЯ - боязнь брака. Приводить к гамофобии может похожее на описанное выше, но более сильное состояние страха перед женщинами. В кадой знакомой видят женщину, жаждущую "поймать мужа", а в ее матримониальных планах - скрытые эгоистические потребности, желание свить семейное гнездышко за счет мужчины, игнорируя его как личность. Все это приводит к достаточно частому варианту "старого холостяка", особенно если мать продолжает опекать такого мужчину, вести хозяйство, давая ему возможность жить без обязательств и ограничений. О браке и необходимости обзаведения собственным домом он задумывается лишь тогда, когда лишается матери или она сама начинает нуждаться в уходе.
-ЖЕНА В РОЛИ МАТЕРИ. Часто в жены выбирают женищну, являющуюся как бы "продолжением" матери, напоминающую ее своей заботливостью. В таком браке мужчина играет роль ребенка, ожидая заботы и освобождения от обязанностей. Он часто демонстрирует нежелание быть отцом, так как ребенок мог бы угрожать его привелигированному положению, составив конкуренцию чувствам жены. В случае рождения младенца нередко начинаются конфликты. Жена, ожидая от мужа помощи в уходе за первенцем, сосредотачивает свое внимание на новорожденном, в то время как муж, чувствуя себя отодвинутым на задний план и лишенным принадлежавшей ему позиции, начинает предъявлять претензии или демонстрировать безразличие, пассивное сопротивление, разочарование.
ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ ЖЕНЫ МАТЕРИ. В некоторых браках незрелых мужин наличие "психологической пуповины", все еще соединяющей их с матерью, приводит к тому, что y них не развивается партнерское отношение к жене. Мать по-прежнему является наперсником, авторитетом, оракулом, источником поддержки и ощущения безопасности. К ней адресуются вопросы, просьбы помочь советом. Жена отстранена от многих дел, понимает, что в чувствах мужа ей отводится второе место. Встречаются даже такие браки, в которых сразу после свадьбы муж больше времени проводит с матерью, нежели с собственной женой. В случае конфликов между этими женщинами муж принимает материнскую сторону, ясно давая понять, что родительница для него важнее, что именно она права. Мать ставят в пример, идеализируют, а жену принуждают к подражанию ей. Это приводит к возникновению естественных конфликтов и бунту со стороны молодой женщины.
Кроме вышеописанных примеров мужской незрелости встречаются также и более сильные ее проявления. Нередко ко мне обращаются матери взрослых мужчин, которые рассказывают о сексуальных проблемах и сложностях своих сыновей. Вот женщина с мельчайшими подробностями сообщает мне, как ее 28-летний сын, работающий после института, пытался вступить в половую связь со своей приятельницей. Первый раз y него произошла преждевременная эякуляция еще до совокупления, во второй раз не было эрекции, а его партнерша безуспешно пыталась возбуждать его руками и ртом. Сын после таких переживаний замкнулся в себе, плачет дома, утерял ко всему интерес, говорит, что жизнь теперь лишилась для него смысла. мать он посвятил во все детали в надежде, что та найдет какой-нибудь выход из сложившегося положения. И она действительно отправляется к сексологу, спрашивает, как надлежит относиться к сыновним затруднениям, просит выписать ему лекарство и в случае неоходимости записывает его на прием. Случается (и часто), что ко мне приходит мать со взрослым сыном и в присутствии последнего подробно рассказывает о его половой жизни, мастурбации, созревании, сожительстве с женщинами, а также о появляющихся y него расстройствах. Сидящий рядом с ней 30-летний дядя только поддакивает и изредка добавляет что-нибудь от себя. Оказывается, мать в курсе его самых интимных переживаний и связанных с ними проблем, ей прекрасно известен характер сексуальных реакций сына. Я знаю случаи, когда матери сами "организовывали" помощь для сына: находили ему подругу, устраивали совместные выезды на выходные и в отпуск, а иногда даже проводили беседы с будущей половой партнершей "ребенка", посвящая ее в его эротические проблемы и умоляя поактивнее вести себя в постели.
В некоторых вновь созданных семьях с матерями делятся самыми деликатными подробностями интимной жизни, а они, в свою очередь, дают молодым конкретные советы и подробные указания. Если y новоявленного мужа возникают какие-то проблемы в супружеской жизни, некоторые из свекровей заводят на эту тему разговор с невесткой, убеждая ее и даже настаивая использовать самые действенные меры для полового возбуждения сына, оказания ему помощи, удовлетворения его потребностей. Другие, наоборот, в ходе таких собеседований требуют беречь сына, чтобы чересчур интенсивная половая жизнь не истощила "мальчика", так как "y него очень хрупкий организм и о нем нужно заботиться". Встречалась мне и ситуация иного рода: сотрудничество жены со свекровью. Они обменивались опытом, давали друг другу советы, как следует поступать, если мужчину преследуют неудачи в половой жизни. Потом информировали одна другую о ходе этих начинаний. Мне довелось принимать y себя этих женщин, причем они пришли вместе и демонстрировали умилительное согласие. Сам предмет их забот ни о чем не подозревал, его освободили даже от неприятной необходимости идти к сексологу.
Маменькины сынки - подлинный кошмар многих жен: со всеми проблемами они бегут к своим родительницам, находя y них поддержку и сочувствие. Потом их матери пытаются вмешиваться в супружескую жизнь, навязывать свое мнение. Многие из них насктолько ослеплены любовью к сыновьям, что становятся на их сторону во всех супружеских конфликтах, поощряя молодых мужей не уступать женам и даже доводя дело до развода. Во время бракоразводного процесса они пребывают в столь воинственном настроении, что пытаются приписать всю вину невестке, раздобывают всевозможных свидетелей, предоставляют суду факты, характеризующие молодую жену самым невыгодным образом. А потом торжествуют, так как сумели доказать сыну, что лишь они ему по-настоящему необходимы, что никогда он не встретит женщины, которая могла бы заменить их и одарить его такой же любовью.
Крайней и патологической формой уз, связывающих сына и мать, является кровосмешение. Мне встречались случаи, когда матери стремились поставить сыновей в такую эмоциональную зависимость от себя, что для ее укрепления не гнушались даже прибегнуть к сексу.
Маменькины сынки могут пребывать в незрелости в результате соответствующего манипулирования со стороны их матерей, агрессивных в любви, ревнующих их к другим женщинам. Но бывает, что они сами не возражают против такой зависимости - ведь благодаря ей они освобождены от разных обязанностей, располагают свободой, временем и могут продолжать играть выгодную для себя роль ребенка. Сексуальные потребности они удовлетворяют в непостоянных связях, которые нередко допускаются и даже одобряются матерями. Таким образом, y них отсутствует мотивированный повод для взросления и описаное положение вещей их вполне устраивает. Возраст таких мужчин-детей иногда бывает достаточно солидным. Хуже, если они остаются такими же и в браке.

КАСТРИРУЮЩИЕ ВОЗЛЮБЛЕННЫЕ

Изменения в сфере эротических нравов, мужских и женских ролей безусловно дают о себе знать в лечебной практике, увы, нередко в виде кривого зеркала. Открывающаяся из врачебного кабинета перспектива не дает оснований как для выражения мнений "за" и "против" подобных процессов, так и для обобщений в макросоциальном масштабе, но тем не менее позволяет выявлять запутанные тропинки и боковые ответвления упомянутых перемен. К одному из них должны быть отнесены "кастрирующие возлюбленные" - специфический тип молодых жен, которым и посвящается настоящий раздел.
Сначала несколько вступительных слов. В начале 60-х годов проблемы "медового месяца" сводились к сексуальной заторможенности женщин, страху перед дефлорацией, половой неразбуженности. Постепенно этот набор претерпевал изменения. Начали появляться молодые супружеские пары, в которых жены обладали сексуальным опытом, полученным с другими, предшествующими мужу партнерами. Таким образом, обе стороны вступали в супружескую жизнь с багажом собственного опыта, который нередко оказывался диаметрально противоположным в части сексуальных ожиданий и склонностей. Молодые жены чаще всего скрывали свои разочарования, не желая выявлять мужьям собственные, выработавшиеся во время предыдущих связей склонности, имитировали оргазм и обращались к врачу за помощью. Упомянутое утаивание женщинами своей сексуальной неудовлетворенности проистекало из продолжающего доминировать стереотипа, утверждавшего, что мужчина "имеет право" на добрачный сексуальный опыт, женщина же - нет, особенно если речь шла не о муже, а о другом партнере. Демонстрация женщиной своего добрачного сексуального опыта расходилась бы с эталоном порядочности, сформированным этим стереотипом, а кроме того, ей, конечно же, не хотелось будить подозрение в собственной "легкости" y мужчины, который весьма ценил сохранение партнершей невинности вплоть до обручения. Лишь с ним женщина "обретала право" на сексуальную инициацию, которая чаще всего предшествовала формальному вступлению в брак.
Неудивительно, что страх перед негативной оценкой склонял многих женщин к сокрытию предшествующего сексуального опыта. Следующим этапом женской эмансипациии и изменения нравов стало увеличение числа молодых супружеских пар, в которых партнеры знали о ранее приобретенном каждым из них сексуальном опыте, причем из этого факта не делалось проблемы (хотя мужчин нередко мучила ревность к "предшественнику"), а обе стороны старались прийти к компромиссу в своих сексуальных ожиданиях и склонностях. Пары, обращающиеся с просьбой о помощи, относились к тем, кому с трудом давалось достижение желаемой степени сексуальной гармонии, слаженности, взаимоприспособляемости.
На смену этому этапу пришел нынешний. Его характерный признак - рост числа молодых семей, в которых y мужа нет сексуального опыта, а жена уже располагает таковым. Модель такого супружества еще не повсеместна и не составляет большинства среди вновь заключаемых браков, однако тенденция к ее систематическому росту налицо. Жена, обладающая сексуальным опытом, будит y своего мужа противоречивые чувства: с одной стороны, дает определенное ощущение безопасности, ибо сама посвящает его в тайны искусства любви (что, кстати, является полной сменой ролей по сравнению с традиционным браком), с другой стороны, порождает y мужчины чувство неуверенности и боязнь подвергнуться сравнению с предыдущим партнером. Эта последняя модель супружества начинает проявлять некоторые черты, вызывающие беспокойство, и хотя они еще не носят всеобъемлющего характера, тем не менее явно усиливаются: женщина, опытная в сексуальном плане, демонстрирует ехидство и злость по отношению к партнеру, который оказывается не "на высоте", поскольку сам не располагает опытом в этой области. Закодированные в ее подсознании способы ласк, совокупления, особенности сексуальной техники и поведения мужчин связаны с выработавшимися навыками и склонностями. Поведение актуального партнера-мужа часто воспринимается как беспомощное, не позволяющее достичь должной степени сексуального возбуждения и оргазма.
Разочарование сожительством и партнером выражается демонстративно - мимическими реакциями, а нередко и словесно. Это подавляет y мужчины желание близости, снижает частоту половых контактов, усиливает стремление избегать их. Казалось бы, логичным решением этой дилеммы мог стать диалог с парнером, подведение его к оптимальному стилю сексуального вобуждения, обмен информацией. Однако зачастую такой диалог не только отсутствует, но и наоборот, всячески демонстрируется нежелание его вести. Многие из таких женщин считают, что прямая обязанность мужчины - открывать сексуализм партнерши, искать оптимальные формы сексуального возбуждения и уметь догадываться, что она любит, а что - нет, т.е. неопытный в сексуальном плане партнер (о чем жена прекрасно знает) должен быть попросту ясновидцем. Она также убеждена, что муж должен быть хорошо подготовлен к половой жизни и теоретически. Таким образом, в интимной сфере возникает пародоксальная ситуация: женщина знает, какая она и чего хочет, партнер же ее этого не знает и должен сам обо всем догадаться. Секс становится для него неразрешимой задачей, тяжкой обязанностью во что бы то ни стало доставить женщине сексуальное наслаждение. По мере увеличения числа неудачных попыток y нее нарастает неприязнь к партнеру, а y него - чувство вины и стыда. Мужчина, страдающий косплексом вины и исполнительской тревожности, лишенный ощущения собственной мужской ценности, что подтверждают слова и мимика партнерши, оказывается психически кастрированным (иначе говоря лишенным сознания мужественности) и превращается в некое бесполое существо. Состояние кастрации склоняет одних мужчин к поиску утешения в алкоголе, других - к действиям, долженствующим подтвердить их дееспособность в иных сферах жизни (они, например, начинают заниматься домашним хозяйством, больше зарабатывать, добровольно принимают роль пажа, становясь тенью женщины). К сексологам таких мужей чаще всего присылают собственные жены, настаивающие на их "лечении". Дело, однако, осложняется тем, что в затруднительном положении оказывается не только "кастрированный" молодой муж, но и его лечащий врач.
Применительно к пациенту эта трудность заключается в том, что рассматриваемый женой в качестве больного, он ожидает помощи, понимаемой им чаще всего как последняя надежда для спаасения брака. Что касается врача, то проблема выглядит сложнее, поскоьку он отнюдь не является ясновидящим и не знает особенностей и половых пристрастий жены пациента, а ведь y женщин диапазон сексуальных стереотипов весьма богат и сложен. Если бы "кастрирующие" жены по крайней мере соглашались сотрудничать с врачом, это, возможно, и было бы выходом из положения, впрочем, тоже проблематичным, так как врач де-факто становится посредником в эротическом диалоге, который должен иметь место между партнерами. Изменившееся в результате такого визита сексуальное поведение пациента может восприниматься женщиной как неискреннее, т.е.запрограммированное врачом. Иными словами, последний учит мужа, как быть парнером этой женщины. Выходит, что врач в подобной роли также не служит оптимальному решению проблемы. Лучше всего было бы склонить обе стороны к диалогу между собой, обмену информацией, а также выявить попутно психические механизмы, сложившиеся в этом союзе. Важным является и восстановление y пациента чувства собственной ценности: при этом ему внушается, что оно базируется отнюдь не на одной сексуальной умелости, а на целом ряде других не менее важных факторов. Отсутствие же сексуального опыта вовсе не означает ущербной мужественности. Приобретение этого опыта не связано с окончанием "сексологического университета", а достаточое искусство любви не являетя чем-то неимоверно сложным, хотя и требует определенных познаний, сексуальной практики, взаимодействия и диалога между парнерами.
Если "кастрируемый" муж достаточно рано обратился в консультацию, то можно успешно восстановить его ощущение самоценности и помочь ему в анализе брака. Хуже, если кастрация продолжается, тогда первоначальные неудачные попытки близости эволюционируют в направлении развития y него сексуальных расстройств, сначала ситуационных, а затем приобретающих форму устоявшегося невроза.
Возникновение сексуальных расстройств в описанной ситуации означает углубление процесса кастрации мужа женой, которая воспринимает эти расстройства как подтверждение ее мнения о своем партнере и целиком перекладывает на него вину за возникшие в их браке проблемы. Эта же вина приписывается ему и на суде, если все заканчивается бракоразводным процессом. Внешне ситуация как будто бы ясна: женщина утверждает, что она в половом плане здорова, а вот ее муж - импотент. Однако, если дело о разводе рассматривается компетентным в этих вопросах судом, то все может повернуться совсем иначе, и случается, что понятие вины за сложившееся положение предстает в совершенно другом свете.
Кастрирующие своих мужей молодые жены сделались обыденным явлением (что наверняка радует феминисток и приводит в ярость большинство мужчин). Следует ли из этого, что мужчинам не стоит сохранять невинность до брака и лучше избегать опытных в сексулаьном плане партнерш? Такие выводы были бы не только преждевременными, но означали бы необходимость возвращения к традиционной модели эротической нравственности, что представляется маловероятным. Для многих молодых мужчин задержка с сексуальной инициацией до вступления в брак становится распространенным фактом, обусловленным множеством различных причин (например, мировоззрением, воспитанием чересчур заботливыми и властными матерями, неуверенностью в роли мужчины, типовой моделью супружества и т.д.).
Феномен кастрирующих возлюбленных показывает, что это именно они не дорастают до партнерства, будучи лишенными способности к созданию союзов, в которых доминируют дружба, диалог и сотрудничество.


Instagram: @alexandr__zubarev



Нетипичный секс (2 часть)
добавлено : 23.05.2008
обращений к странице: 12924
автор: e-psy.ru
загрузка...
Ваше мнение о статье
Ваше имяЕmail 
Сообщение


PSYLIVE - Психология жизни 2001 — 2017 © Все права защищены.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование информации опубликованной в сети PSYLIVE допускается только с указанием гиперссылки (hyperlink) на PSYLIVE.RU.
Использование материалов в не сетевых СМИ (бумажные издания, радио, тв), только по письменному разрешению редакции.
Связь с редакцией | Реклама на проекте | Программирование сайта | RSS экспорт
ONLINE: Техническая поддержка и реклама: ICQ 363302 Техническая поддержка 363302 , SKYPE: exteramedia, email: psyliveru@yandex.ru, VK: psylive_ru .
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика